Внеклассное мероприятие посвященное 70-летию со дня рождения Инны Кашежевой

  1. Материалы для учителя
  2. Логопедия

Автор материала: Аброкова Светлана Хасанбиевна

Содержимое документа:











План проведения мероприятия,

посвященного 70-летию

со дня рождения

Инны Кашежевой






Подготовила

учитель кабардинского языка и литературы

Аброкова С.Х.










2015 г.

Никому не кивала мимолетным кивком

Есть простое «къеблагъэ» - приглашение в дом.

Хоть свободен, хоть занят, есть обычай в горах

По какому хозяин встретит гостя в дверях.

И земляк незнакомый, и приятель москвич,

Зная горцев законы, слышал дедовский клич.

Я «къеблагъэ» воскликну, кто ко мне не явись

Приглашение в книгу, приглашение в жизнь.


Вальс.

Она явилась миру как раз вовремя - в 60-е. В то удивительное оттепельное время, когда поэзия шагнула из книжек в жизнь - на площадь Маяковского, в большую аудиторию Политехнического музея и аудитории поменьше в разных городах страны. Аудитории потребовали, и к микрофону вышли Евтушенко, Рождественский, Окуджава, Ахмадулина, Вознесенский. И среди них она - Инна Кашежева.

Каше́жева Инна Ина́ловна (1944—2000) — советская поэтесса и переводчик кабардинских поэтов — яркий, самый молодой представитель так называемой «эстрадной поэзии» шестидесятников. Автор стихов почти трёх сотен популярных песен, которые исполняли Эдуард Хиль, Майя Кристалинская, Иосиф Кобзон, Владимир Трошин, Людмила Зыкина, Клавдия Шульженко, и др.

"Отец мой - суровый горец, 
Глаза ледяной росы. 
А мама из нежных горлиц, 
Взращенных на Руси".

Так она пишет о своих родителях. Суровый горец Инал Шахимович Кашежев имел настоящую мужскую профессию летчика-испытателя, мало применимую на родном Кавказе, - отсюда и Москва. Мама "из нежных горлиц" и с русским именем Ксения Федоровна Васильева происходила из Калуги, а училась на юридическом. С кабардинцем Кашежевым она встретилась на фронте. Потом их дочь будет страстно писать о Великой Отечественной войне - как о своей колыбели. И самый год ее рождения - военный предпобедный 1944-й.

Инна родилась и выросла в Москве, но, будучи внучатой племянницей кабардинского просветителя – Талиба Кашежева, духовно всегда была связана с Кабардино-Балкарией. Первые стихи опубликовала шестнадцатилетней школьницей в журнале «Юность» (1960, № 3).  В 1962 году в Нальчике вышла первая книга стихов «Вольный аул», на которую обратили внимание Алим Кешоков и Кайсын Кулиев, высоко оценив национальное своеобразие молодой одарённой поэтессы.

"Стихи своей свежестью произвели на меня такое впечатление, словно в жаркий летний день, в тени, я взял в руки только что расколотый арбуз или увидел заалевший на заре кизил в предгорьях", - это не кто-нибудь, это сам Кайсын Кулиев в предисловии. "Можно сказать, он ввел меня за руку в большую поэзию", - не забыла Инна добра.

Мне не хватало крыльев, бесстрашия и сил,
Когда Кайсын Кулиев летать меня учил!
Так, может, и не учат, как он учил тогда:
Взмывал, врезаясь в тучи, и звал меня - туда!
И как пролог к полету, все повторял одно:
- В хорошую погоду летать - не мудрено!..

В 60-е, когда вся страна жила ожиданиями, стихи её были чрезвычайно востребованны. «Стихотворный бум начался в 61-м.

И Инна сразу попала в обойму поэтов-чтецов. Тоненькая, стриженная под мальчика, всегда в брюках и спортивном свитере…», она легко покорила залы Политехнического и Лужников. К двадцати годам не только выпустила в Кабардино-Балкарии два сборника собственной лирики, но и две книги переводов в издательстве «Молодая гвардия», «Московский рабочий».

Кашежева – Лауреат Государственной премии Кабардино-Балкарской АССР (1973), журнала «Работница» (1983).

Её имя было больше, чем имя. Изящная и нереальная в своем хрупком и воздушном теле, с короткой мальчишеской стрижкой, полуподросток-полубогиня, ставшая благодаря своей индивидуальности и таланту символом целого поколения молодых поэтов России, - Инна Кашежева покорила сердца миллионов читателей. Стихи, которые она сочиняла, казались такими же 
необыкновенными, как и она сама - загадачными, призрачными, прекрасными, чарующими, потому как она писала о том, что неведомо многим россиянам. Но читая их, они узнавали тысячу знакомых мест: Москву, Ленинград, Гиссарскую долину, Душанбе, Одессу, Кишинев, Париж, и наконец, и в первую очередь- Кабардино-Балкарию- Нальчик, Каменномост. Узнавали через прищур её умных и проницательных глаз, ее мятущееся сердце, а узнав – влюблялись навсегда:

«Ну, теперь вы, девчонки, пропали, 
Никуда не уйти от судьбы, 
Мои братья надели папахи 
На свои смоляные чубы. 
И луна опустила так низко 
Над селом золотую ладонь, 
И недаром взяла гармонистка  В руки лучшую в мире гармонь.

Горский танец. (мальчики)


Кашежевские стихи не только напевны и свидетельствуют об авторской жажде жизни и влюбленности в Кавказ, Кабарду и Балкарию, но и представляют собой извечный образец женской тяги к жертвенности и миропорядку. Они познавательны и публицистичны, в них представлены наиболее важные для понимания культуры кабардинского и балкарского народов духовно-нравственные установки всех времен, по ним можно узнать гораздо больше о географии и истории родного края, чем по результатам социологических исследований целого Института.


Глаза мои- орлиные, 
Отливают глаза серебром. 
Слезы льются летними ливнями, 
Смех грохочет, как вешний гром. 
Полюблю, -как южное солнце, 
Обожгу, обогрею, спалю! 
С горным эхом сольется 
Откровенное: «Я люблю».


"Моя Родина - Кабарда, отчий дом - Каменномост. Сердце мое стучит в Москве, а душа поет в Каменномосте". Это не поза, не дань вежливости - доказательством тому стихи: ими не солгать. В "кавказских" стихах Кашежевой ни единой фальшивой ноты, в них дышит искреннее чувство, которое опознается с первого взгляда.

-Где бы ты ни была, Инна, ты никогда не забывала о Кабарде.

-А как же по-другому!

Ведь это же – Родина!

О, название Земли родной, одурманивая меня,

Вы повсюду всегда со мной непонятые имена.

У какой-то щемящей тоскою, взяв меня в свой гортанный плен

Отдается во мне Терскол, Куркужин, Нартан, Гунделен.

Голос рек протяжней поэм, словно крик победный орла.

Как стихи повторяю… Чегем, Малка, Урух, Жемтала!

В лошадях небывалых пород

И в падении скупой воды

Имена балкарских высот

И вершин, долин Кабарды!

С раннего детства, Инна, ты была влюблена в язык, песни, танцы, культуру и душу твоего народа. Тебе нестерпимо хотелось поделиться радостью своей любви с другими. Чтобы вся планета, вся Вселенная знали что это за чудесный край! Какие благородные и сильные духом люди живут на этой прекрасной земле!


Уэркъ къафэ.


Ночь текла, горячая, как кофе 
По лесам текла, как по усам.. 
Кабардинцы танцевали кафу, 
Поднимая руки к небесам… 

То звала, то шорохов пугалась,

То вдруг обжигала как огонь,

Ласково, как женщина смеялась

В пальцах кабардинская гармонь.

До сих пор я слышу эти звуки,

До сих пор я вторю голосам

И застыли предо мною руки,

Поднятые в танце к небесам.

И глаза прищурены лукаво

Полные улыбок и огня

Обжигая, солнечная къафэ,

Оживает в сердце у меня.

Ночь опять тяжелая как бурка

Расступитесь на обхват руки.

Шире, шире, шире круг,

Как – будто я танцую с вами – земляки!



- Твои мысли и чувства всегда с нами. Они окрашены в разные тона, от философских раздумий, до горьких заключений, что жизнь быстротечна и в конце ее приходят старость, болезнь смерть.

-Мы жили праведно и строго,

В тени отеческих могил,

Но все же, мы забыли бога,

А он нас помнил и любил.

Глоток воды и корка хлеба

Ему не надо ничего

Он ждал, когда же мы не в небо

Вглядимся зорко, а в него.

-Ты ужасно не хотела стареть. И для нас ты осталась вечно молодой. До самого последнего момента в тебе горел огонь творчества. Нам было ужасно больно, когда о тебе незаслуженно забывали. Но сегодня, ты слышишь Инна, мы помним о тебе. Мы помним твои стихи, мы их читаем. Ты с нами! Ты будешь вечна в сердцах людей!

Предпросмотр онлайн:

Скачать 18.72 Kb

Посмотрите также:

— Цикл внеклассных занятий по формированию навыков ведения здорового образа жизни
— Урок на тему «Молоко и его свойства»
— Дневник классного руководителя начальной школы
— Классный час «Необычные памятники нашего города»
— Классный вечер «Я гражданин России»